На главную / Интервью/ Агентство кредитных гарантий: начало большого пути
08.12.14

Агентство кредитных гарантий: начало большого пути

Галина ИЗОТОВА, председатель правления Агентства Хорошо известно, что в России малый и средний бизнес играет не такую существенную роль, как в странах с развитой экономикой. Его доля в совокупном национальном ВВП пока невелика. Во многом такое положение дел связано с тем, что компании МСБ испытывают трудности с привлечением фондирования: ставки по кредитам для них слишком высокие, а зачастую и просто неподъемные. О том, что делает и что еще собирается сделать Агентство кредитных гарантий (АКГ) для исправления такой ситуации, рассказала в интервью NBJ председатель правления Агентства Галина ИЗОТОВА.

- Галина Сергеевна, расскажите, пожалуйста, каковы были цели создания Агентства кредитных гарантий и в связи с чем решение о его создании было принято, если я не ошибаюсь, весной этого года?

- Действительно, соответствующее распоряжение правительства появилось 5 мая. В рамках этого распоряжения были определены цели и задачи нашей организации, а также размер ее уставного капитала. Формально Агентство приступило к работе 20 июня, а лицензию Банка России на осуществление некоторых видов финансовых операций получило 26 июня. Первые партнерские отношения с банками – ВТБ24 и Сбербанком РФ – были оформлены уже 30 июня.
Если говорить о целях деятельности Агентства кредитных гарантий, то они достаточно четко обозначены: повышение доступности кредитных ресурсов для реализации субъектами малого и среднего предпринимательства инвестиционных проектов в неторговом секторе, снижение рисков долгосрочного кредитования субъектов среднего бизнеса и создание комплексной системы гарантийной поддержки МСП.

- Есть ли какая-либо взаимосвязь между началом деятельности Агентства (май 2014 года) и фактором санкций?

- Нет, поскольку решение о создании АКГ было принято по крайней мере на пять месяцев раньше – по итогам 2013 года. Надо сказать, существует достаточно обширный мировой опыт, который свидетельствует о том, что деятельность организаций, аналогичных нашему Агентству, способствует развитию малого и среднего предпринимательства. Вы, конечно, знаете, что правительство России традиционно уделяет вопросам поддержки МСБ большое внимание, поэтому нет ничего удивительного в том, что мы изучали и продолжаем изучать опыт других стран в данной сфере.

- Если опыт изучался, то, наверное, при создании Агентства кредитных гарантий на вооружение были взяты лучшие практики (best practices). Где в основном они были заимствованы?

- В первую очередь для нас оказался востребованным опыт стран Европейского союза – Франции, Италии и других. Также очень интересным примером стала для нас Япония.

- Я правильно понимаю, что аналогичные институты есть во многих странах мира?

- Практически во всех, при этом только в одной или двух странах данные организации были сформированы как частно-государственные партнерства, то есть в их создании участвовали иностранные инвесторы. В подавляющем же большинстве случаев речь идет о государственных институтах развития.

- А бизнес-модели серьезно различаются? Иначе говоря, сказывается ли национальная специфика?

- Нет. Практически все агентства работают по одной и той же модели: они делят с банком риски, возникающие при кредитовании конкретного принципала, то есть конечного получателя финансовых ресурсов. При этом потенциальный заемщик первоначально заходит со своей заявкой в банк, а уж затем банк обращается к Агентству с соответствующим кейсом.
Единственная страна, где реализуется совершенно иной подход, – Южная Корея. Там предприниматель заходит напрямую в агентство. Изучив проект и, если необходимо, доведя его до ума, агентство либо устраивает «веерную» рассылку среди своих партнеров, либо предлагает заявку точечно одному из банков.

- Получается, что в данном случае агентство работает как кредитный брокер?

- Совершенно верно. Кстати, мы не исключаем для себя реализацию и этой модели. Не то чтобы она придет на смену той, которую мы выбрали, – они будут сосуществовать. Мы будем предлагать своим партнерам работать по той или иной схеме в зависимости от их пожеланий и возможностей.

- Но переход на модель кредитного брокера предполагает, наверное, серьезное расширение штата агентства. Ведь необходимо будет не только изучать каждый поданный проект, но и предоставлять консалтинговые услуги либо банкам – потенциальным кредиторам, либо предпринимателям, желающим выступить в роли заемщиков.

- Я бы не сказала, что тут потребуется какое-то радикальное увеличение штата. Некоторые функции, например консалтинговые, можно передать на аутсорсинг. А если проекты несложные, то, в принципе, необходима работа двух-трех человек в течение нескольких дней. Но хотела бы подчеркнуть, что пока по этому пути мы не идем, хотя и не исключаем для себя такой возможности в будущем.

- А какова сейчас численность сотрудников Агентства?

- 63 человека. Это немного, учитывая тот объем работы, которую нам приходится делать. Естественно, что по мере расширения продуктового ряда и налаживания сотрудничества с кредитными организациями штат будет расти, но не радикально, поскольку мы все же делаем упор на профессиональное мнение банков.

- Вы сказали, что Агентству была выдана ограниченная лицензия. Это означает, что его деятельность регулирует Банк России? АКГ не обязано выполнять все нормативы, прописанные для банковских организаций?

- С одной стороны, да, к нам предъявляются не все надзорные и регуляторные требования. Но, с другой стороны, для нас установлены даже более жесткие нормативы. Например, если для обычных банков норматив достаточности капитала 10%, то для нас он 15%.

- Из каких источников формируется капитал Агентства?

- В принципе, здесь все просто – средства федерального бюджета и прибыль…

- Которой, с учетом молодости Агентства, наверное, пока нет? Какие финансовые инструменты используются для размещения резервов?

- Почему же? По итогам III квартала текущего года доход АКГ превысил миллиард рублей. Мы прогнозируем, что до конца 2014 года доходность от основных видов деятельности вырастет до 2,5 млрд рублей. Если же говорить о том, в какие финансовые инструменты мы размещаем средства, то это прежде всего портфель ОФЗ и депозиты в крупных банках. С ноября Агентство выходит на открытые торги на Московской валютной бирже.

- Планирует ли Агентство получение рейтингов?

- Это, конечно, не первоочередная задача, но рано или поздно данный вопрос окажется на повестке дня. Пока же мы стремимся к тому, чтобы наши гарантии получили первую категорию качества обеспечения, и они будут приравниваться к гарантиям Минфина РФ. Полагаю, что уже к середине ноября все необходимые формальности будут соблюдены.

- Я понимаю, что Агентство работает полгода, тем не менее первые выводы уже сделать можно. Насколько высок интерес банков к такому инструменту разделения рисков, как гарантии, предоставляемые АКГ?

- Я бы не сказала, что он очень высок. Частично потому, что для нашего рынка это новый инструмент. Частично из-за того, что зайти в продуктовые сетки крупных банков непросто: требуется колоссальная работа по изменению нормативной базы, по обучению персонала и т.д.
При этом, что очевидно, сотрудничество с финансово-кредитными организациями складывается по-разному: с кем-то мы продвигаемся очень быстро, с кем-то медленнее. На сегодняшний день, наверное, самый вдохновляющий пример – наше партнерство с ВТБ24.

- Ну это объяснимо, ведь ВТБ24 делает акцент именно на обслуживании малого и среднего бизнеса.

- Возможно, но, думаю, что связано не только с этим. Как я уже сказала, нам надо многое дорабатывать и с точки зрения продуктового ряда Агентства, и с точки зрения условий сотрудничества с банками. Так, стоимость нашей гарантии до 1 октября составляла 1,75% годовых, с 1 октября – 1,25% годовых. Естественно, что это, с одной стороны, способствует повышению интереса банков к сотрудничеству, а с другой, создает условия для снижения стоимости кредитных ресурсов для конечных потребителей – компаний малого и среднего бизнеса.
Не могу не упомянуть об еще одной задаче, стоящей перед нами, – создании национальной гарантийной системы. Дело в том, что уже на протяжении пяти лет в стране работают региональные гарантийные организации, которые, по сути, занимаются тем же, что и наше Агентство. Проблема в том, что их работа не систематизирована и не унифицирована, то есть они руководствуются в своей деятельности разными стандартами и методиками. Различаются фор-
мы собственности… Одни фонды являются акционерными обществами, другие – некоммерческими партнерствами или некоммерческими фондами и т.д. Я уж не говорю о том, что у них разнятся и стоимость гарантий, и стратегии управления рисками – в общем наблюдается классическая картина «кто в лес, кто по дрова»…

- И одну из задач АКГ Вы видите в том, чтобы унифицировать деятельность региональных гарантийных организаций?

- Да. Ведь речь идет об очень больших бюджетных средствах: капитал АКГ на сегодняшний день составляет 50 млрд рублей, а совокупный капитал ныне действующих региональных гарантийных организаций (а их 82) достигает 40 млрд рублей. Естественно, что мы заинтересованы в том, чтобы эти средства использовались с максимальной эффективностью с точки зрения поддержки и развития малого и среднего предпринимательства в стране.

- Унификация, конечно, дело нужное и полезное, но не будет ли принесена ему в жертву региональная специфика? Ведь упомянутые Вами организации работают в разных регионах, они и политику рисков, и стоимость гарантий определяют, наверное, с учетом местных особенностей. Не произойдет ли так, что после унификации кредитные ресурсы станут менее доступными для конечных пользователей?

- В данном случае о рис-ке утраты региональной специфики волноваться не приходится. Финансовые инструменты идут от экономики: что выгодно – то правильно. И правильно выстроенный финансовый продукт будет востребован в любом регионе, независимо от того, каким видом деятельности занимается тот или иной конечный
пользователь.

- А какие-то временные рамки создания национальной гарантийной системы определены?

- Конечно. Уже к концу 2014 года появится общий документ, в котором будут прописаны и стандарты, и механизмы работы, и устав НГС. Соответственно, мы планируем к концу 2015 года добиться унификации деятельности всех региональных организаций. А уже в 2016 году мы планируем начать секьюритизацию кредитных портфелей банков.

- Внесения изменений в действующее законодательство для этого не потребуется?

- В июле этого года вступил в действие федеральный закон, который полностью решает задачи внедрения схем секьюритизации. Возможно, какие-то небольшие детали придется доработать. Отдельно существует нормативная база, решающая вопросы, связанные с секьюритизацией портфелей микрофинансовых организаций. На сегодняшний день такие кредиты выдаются на сумму не более миллиона рублей, и мы понимаем, что даже для микропредприятий это несущественные суммы заимствований.
Другой момент, над которым, безусловно, придется поработать, – классификация среднего бизнеса. Сейчас к этой категории относят предприятия с годовым оборотом не менее миллиарда рублей и с численностью персонала не менее 250 человек. На наш взгляд, это устаревшие оценки: большинство наших банков считают, что компания относится к сегменту среднего бизнеса, если ее годовой оборот составляет от 3 до 5 млрд рублей.

- Так ли опасны эти расхождения?

- На первый взгляд может показаться, что речь идет о казуистике. Но Агентство обязано выполнять требования законодательства при предоставлении гарантий и ориентироваться на то, как прописаны признаки средней компании в ФЗ № 209. И в результате возникают патовые ситуации: банки предоставляют нам проекты для получения гарантий по кредитам, а мы не можем им ничем помочь, потому что либо выручка, либо численность персонала потенциального заемщика не соответствуют прописанным в законодательстве критериям.

- То есть нужна гибкая настройка?

- Безусловно. Мы постоянно контактируем с банками: и с теми, кто уже подписал партнерское соглашение с Агентством, и с теми, кто только рассматривает для себя такую перспективу. Мы не просто обсуждаем возможность аккредитации, а запрашиваем у них экспертные оценки, рекомендации: что нужно изменить в законодательстве, в регулировании, как следует отстроить схемы работы, наши гарантийные продукты и т.д. Ведь наша главная задача в том, чтобы максимально упростить взаимодействие
с финансово-кредитными организациями и сделать кредиты действительно доступными для предприятий малого и среднего бизнеса.

- А в принципе, сколько времени необходимо для того, чтобы предприниматель получил гарантию Агентства по тому или иному проекту?

- А это зависит от того, по какой схеме банк с нами сотрудничает. Если по упрощенной, то гарантия может быть получена через несколько часов, если по стандартной, то через две недели.

- В заключение хотела бы задать вопрос о дальнейших планах Агентства кредитных гарантий, о которых Вы еще не рассказали.

- До конца года мы планируем аккредитовать при Агентстве еще порядка 10–15 банков. Как я уже сказала, мы должны аккредитовать все региональные гарантийные организации (на сегодняшний день число аккредитованных составляет 57 из 82). Естественно, в наших планах и расширение продуктовой линейки, причем не только за счет продуктов, адресованных банкам, но и за счет программ, разработанных для микрофинансовых организаций.
Наконец, мы хотим после присвоения нашим гарантиям первой категории качества обеспечения выстроить совместно с банками политику определения стоимости кредитных ресурсов для предпринимателя. Не может бизнес нормально развиваться, если он вынужден привлекать средства под 15% годовых, а то и больше. Совершенно очевидно, что приемлемый уровень – ставка рефинансирования по Положению ЦБ №?312-П плюс 2-3%. То, что выше, превращается в непосильный груз. В таких условиях рассчитывать на то, что малый и средний бизнес станет в нашей стране локомотивом экономики, не приходится.

Беседовала Анастасия Скогорева   

Источник:
NBJ 

Сайт разработан
Студией Бурусова
Главная О проекте Реклама Контакты Карта сайта
© 2008-2013 Bank-RF.ru При использовании материалов гиперссылка на Bank-RF.ru обязательна.